ВСЕМИРНАЯ ВЫСТАВКА 1867 ГОДА В ПАРИЖЕ: наполеоновские планы и олим-пийский размах

 
 


            150 лет назад в Париже  она была торжественно открыта  императором Наполеоном III. Она стала четвертой по счету в ряду мероприятий подобного рода после знаменитого смотра в Лондоне в 1851 г. Франция уже   имела опыт проведения подобных смотров в 1855 г. Основной идеи  выставки стала мысль о необходимости преобразования богатств природы во всеобщую гармонию народов. Выдающиеся умы страны приняли участие в подготовке этого грандиозного мероприятия.


            Выставка разместилась в центре Парижа на Марсовом поле, там же где проходила первая национальная выставка 1798 г. и большинство последующих промышленных смотров. В центре Марсового поля было выстроено огромное выставочное здание из железа и стекла (авторы проекта инженеры Ж. Б. Кранц и А Г. Эйфель). Оно представляло собой эллипс с размерами  490x380 м и занимало площадь около 146 тыс. кв. м.


            В центре здания находился парк размером 166x56 м, вокруг которого концентрически располагались 7 галерей, пересекавшиеся 16 радиальными аллеями, которые делили общее выставочное пространство на сектора, предоставленные под экспозицию странам-участницам. Такая планировочная структура  позволяла разместить экспонаты таким образом, что, двигаясь в радиальных направлениях, посетители знакомились с экспозицией каждой страны-участницы, а, проходя по кольцевым улицам, изучать экспонаты различных тематических отделов, произведенные в разных странах. Эта блестящая планировочная и экспозиционная идея, осуществленная по предложению  комиссара выставки инженера Фредерика де Плея, стала первым примером функционализма в выставочной архитектуре.


            Кроме этого уникального сооружения, на территории выставки, площадь которой равнялась 4б га, в парке располагалось еще около 200 отдельных построек, включая 24 небольших павильона, построенных в национальных стилях, а также действующие фабрики и мастерские, где демонстрировались стеклоплавильные, стеариновые и алмазогранильные производства, гальванопластика, изготовление обуви, шляп, сукна, карандашей и т. д. Отдельный павильон занимал макет строительства Суэцкого канала, работы по сооружению которого подходили к концу.


            На отдельной территории в 5 км от главного здания на островах Бийянкур и Сеген (вниз по течению Сены) располагалась сельскохозяйственная часть выставки. Эта территория представляла собой образцовую ферму, на которой демонстрировались методы и орудия для обработки земли. Здесь же демонстрировались показательные процессы приготовления сыра, масла, хлеба, растительного масла, колбас, а также перегонка водки, обработка пеньки и льна, изготовление корзин, выделка кирпича и т. д.


            Тематика этой выставки по сравнению с предыдущей была расширена за счет включения таких новых разделов, как воспитание, работа и благосостояние рабочих сословий, строительное искусство, устройство  садов. Десять тематических групп были разделены на 95 классов, что позволило детально систематизировать экспонаты. В главном павильоне были размещены первые 7  групп, а также наиболее интересная, по мнению обозревателей, 10-я группа, включавшая предметы, способствующие улучшению физического и нравственного состояния народов, а именно: обучение, образование, виды и типы жилищ отдельных народов, орудия труда, а также продукты  питания, одежду, утварь. В выставке приняло участие 30 стран. Наибольшую площадь в Главном павильоне занимали экспоненты из Франции и ее колоний — 63,5 тыс. кв. м, Англия — 21,0 тыс. кв. м, Пруссия — 12,7 тыс. кв. м, Австрия — 8,3 тыс. кв. м, Россия — 2,9 тыс. кв. м и США — 2,8 тыс. кв. м. Из около 40 тыс. экспонентов  выставки более 11,5 тыс. представляли Францию и ее колонии. Англия показала почти 3,4 тыс. своих производителей, Пруссия — 2,2 тыс., а Россия - около 1,3 тыс.


            Среди лучших экспонатов, показанных на выставке, специалисты и жюри  выделяли газовый двигатель фирмы Отто и Ланген, первую динамо-машину  Сименса и Гальке, сталеплавильную печь, изобретенную французским металлургом П. Мартеном, дорожный паровик, который был  способен перевозить грузы в вагонах по грунтовой дороге, небьющееся зеркало  размером 7x4 м производства фирмы Сан-Габен.


            Наиболее мощно выглядела Галерея машин -  «громадный технический музеум», где демонстрировались многие производственные процессы, например: отливка типографского шрифта, печатание книг, механическое шитье обуви и перчаток, ткацкое производство, плетение кружев, изготовление булавок и т.д.


            Заметное место на выставке занимало вооружение. Представленные на видном месте пушки поражали как технологией производства, так и артиллерийскими качествами. Здесь безусловно  доминировал А. Крупп, который получил "Гран-при" за применение нового (бессемеровского) метода производства стали, что позволило его компании в 1861 г. произвести столько этого металла, сколько весь мир произвел до 1851 г.  Англичане показали ружья, выполненные по методу В. Армстронга, австрийцы — торпеды и навигационные приборы. Среди американских  достижений демонстрировался телеграф С. Морзе и макет туннеля  через Чикагское озеро, уборочные сельскохозяйственные машины С. Н. Маккормика.


            Российская экспозиция комплектовалась в соответствии с положением о выставке, разработанном Министерством финансов. Согласно ему  закрытая площадь выставки передавалась бесплатно экспонентам, которые должны были за свой счет доставить свои грузы до пунктов их комплектации. Далее в Париж до стенда экспонаты доставлялись за государственный счет. Обозреватели, критикуя экспозицию России за то, что она далеко не в полной мере отражала возможности страны, значительную часть вины возлагали на оргкомитет, который должен был не только "известить заводчиков и фабрикантов о выставке, но и  расшевелить их личное самолюбие".                                  


            Основная часть Российского раздела размещалась в Главном павильоне на площади в 2900 кв. м.  Вдоль главного трансепта, по так называемой “Rue de Russie”, был построен деревянный резной фасад- декорация в русском стиле, за которым находилась экспозиция нашего отдела. Для демонстрации предметов изготовили специальную выставочную мебель также в русском стиле. пользовался успехом у посетителей.


         Наряду с другими странами-участницами, Россия представила образцы своей национальной архитектуры рядом с Главным выставочным зданием. «В первый раз, - писал В.В. Стасов,- архитекторы выступили с постройками, настоящими образчиками храмов, домов, школ, ферм различных стран. Это была одна из счастливейших новинок, потому что она выражала все известные формы построек…Если не все сплошь, то, по крайней мере, значительное большинство этих зданий отличались глубоким художественным чувством».


         По инициативе Министерства государственных имуществ петербургским лесопромышленником В. Ф. Громовым была изготовлена образцовая изба с крытым двором и  флигелем по типу крестьянских домов Владимирской губернии. Избу изготовили в течение двух лет приглашенные в Петербург владимирские плотники. Затем ее разобрали, пронумеровали бревна и переслали в Париж, где ее снова собрали русские плотники, специально направленные для этого во Францию. В избе была представлена типичная обстановка сельского жителя: киот с образами, зеркало с полотенцем и медным гребешком на шнурке, кровать с пологом, лубочные картинки на стенах, русская печь с принадлежностями (ухват, кочерга, помело, лопата для сажания пирогов в печь), горшки, чашки и пр. В пристройке экспонировались принадлежности для охоты и рыболовства, а также манекены в национальных костюмах разных народов Севера Особое внимание здесь привлекло изображенное в натуральную величину целое семейство остяков, привезенное М. К. Сидоровым.


            В  другом месте парка располагалась конюшня для 24 лошадей императорских конных заводов. Перед конюшней устроили выводной круг, где каждые 4 часа демонстрировались превосходные русские лошади. Отдельно находилось помещение для экипажей и конской сбруи, киргизская юрта, якутская урусса и справочная  контора.


            После появления первых отечественных построек в Париже комиссар русского отдела В.Г. Шварц писал: «Цивилизованная Франция удивилась, что у варваров есть стиль, да при том еще оригинальный, и множество публики постоянно толчется перед русскими избами, которые в парке русского отдела».


            Французский архитектор А. Норман, автор капитального издания «Архитектура иностранных народов на Всемирной выставке в Париже в 1867 году» писал: «Орнаментация русской избы полна такой прелести, что большинство художников и людей со вкусом поспешили отдать ей полную справедливость, а что до конструкции, то она также очень любопытна и заслуживает изучения…». Однако А. Норман сразу заметил, что «эту избу надо скорее считать элегантным воспроизведением русских крестьянских жилищ, чем их настоящим типом», и что «у нее отчасти не достает того сельского и диковатого характера, которым отличаются обыкновенно крестьянские жилища».


            Известный художественный критик В.В. Стасов, оценивший прозорливость французского архитектора, писал с сарказмом о другой нашей выставочной постройке: «Что имели нашего, действительно национального, громадные роскошные конюшни, постройки такого рода, что в подобных хранилищах не живали у нас не только лошади, но, пожалуй, и сами бояре времен национальной русской архитектуры? Ведь тут, кроме некоторых упражнений, в самом деле русских, остальное было чистейшей фантазией и поклепом».


            Явно приукрашенный характер наших образцовых  построек на выставке заметили и многие другие русские. Н. Ситовский в своих «Письмах» заметил, что «русская изба и русские конюшни, такие, каких на Руси нигде нельзя встретить, разве в миниатюрном виде, в игрушечной лавке».


         Согласно требованию организаторов выставки Россия, наряду с другими странами-участницами, впервые устраивает свой ресторан «в национальном вкусе». Русский трактир привлекал особое внимание посетителей. Во время посещения Парижа здесь отобедал даже император Александр П., пригласив руководителей выставки отведать русскую кулебяку, икру, семгу, осетрину, кахетинские и крымские вина. В.И. Собольщиков писал: "несколько отборных красавцев, московских парней, одетых в шелковые разноцветные рубашки, прислуживают русским посетителям. Для иностранцев есть особая прислуга, говорящая по-французски. Русская девушка в красном  шелковом сарафане и в повязке наливает чай". Русский трактир становится составной частью многих российских отделов на выставках за рубежом, в немалой степени способствуя их успеху.  


            Общая площадь российской экспозиции, включая указанные постройки, составляла около 6000 кв. м, На выставке демонстрировали свою продукцию 1302  экспонента из России.


            Наиболее интересным в российской экспозиции, по общему мнению, был художественный раздел, где особенно внушительно, наряду с  гигантскими алмазами и бриллиантами "Кабинета Его Величества", выглядели мозаики Исаакиевского собора. Пресса отмечала археологический раздел российской экспозиции, который привлекал огромное внимание посетителей. Раздел находился в галерее  "История труда" и состоял из экспонатов Строгановского училища рисования, Московского художественно-промышленного музея и Оружейной палаты. Двести рисунков и 172 алебастровых слепков изображали русские украшения, расположенных в хронологическом порядке, начиная с X по XVIII век. Не менее привлекательной была коллекция изделий народов Севера, собранная и представленная М. К Сидоровым.          


            На общем фоне наиболее солидно был представлен, как всегда, раздел  продукции горнозаводских предприятий, что было отмечено соответствующими наградами жюри. Так, железо и медь заводов Демидовых и А. Пашкова получили золотую медаль; чугун и железо


заводов Расторгуевой, винтовки Тульского и Ижорского заводов, полосовое железо С. Яковлева  — серебряные медали. Бронзой были награждены инструментальная сталь, орудия и  валки Обуховского завода, сталь Воткинска, сабли и шпаги  Златоустовской оружейной фабрики, снаряды и чугун Александровского пушечного завода, медь Юговского завода Пермской губернии, Сестрорецкого завода.


            Большим успехом пользовалась экспозиция, представленная академиком Б. С. Якоби, с работ которого началось развитие электрометаллургии. Его художественные экспонаты, полученные методом гальванопластики, были отмечены высшей наградой жюри — большим призом и премией в 10 тыс. франков.


            Среди отмеченных жюри российских экспонентов были: архитектор Рязанов (большая медаль первой степени), художник Коцебу за портрет Александра II (большая медаль третьей степени), Императорские конезаводы (специальная медаль с портретами двух императоров — России и Франции),  Бауэр за физические инструменты, фабриканты Мамонтов — за щетину, Глинка и Филибер — за шерсть (золотые медали), ученые - Гельмерсон за геологическую карту России и Чихачев за карту Малой Азии (серебряные медали).


            Кавалерами ордена Почетного легиона стали производители ювелирных изделий Сазиков,  Громов, а также  Бонафеде за  представленные им изделия из пурпурина — особого стекла,  изобретенного им. Кроме того, пресса отмечала награжденные жюри сукна фабрикантов Бабкина из Москвы и Штиглица из Нарвы, химические  препараты заводов Ушкова из Елабуги, стеариновые свечи казанского фабриканта Крестовникова, кожи и сафьян Бахрушина (Москва), пеньку Губарева и Прохорова из Орловской губернии.         Бронзовыми медалями отмечена продукция Глебова, Ильина, Тимирязева, Гейцера. После закрытия выставки вся российская коллекция образцов деревьев, произрастающих в России, была передана правительством лесному институту в Нанси.


            Из представленных в Российском разделе более 1300 экспонатов 478 получили награды (2 "Гран-при", 21 золотая, 93 серебряных, 211 бронзовых медалей и 151 почетный отзыв). Памятными медалями были отмечены 26 экспонатов по разделу археологии.


            В период проведения выставки в Париже жили и оставили воспоминания Ф. М. Достоевский, И. С. Тургенев, И. А Гончаров. А И.  Герцен, Д. И. Менделеев (помощник генерального комиссара Российского отдела выставки).


            Небезынтересно упомянуть и о том, что, по сообщению российской прессы, в Париже распространялись слухи о желании России купить выставочный павильон за 14 млн. франков. Сделка не состоялась, так как французы предлагали его реализовать за 20 млн. франков. Тем не менее, организаторы Всероссийской промышленно-художественной выставки 1882 г. в Москве попытались повторить экспозиционный принцип Парижского смотра 1867 г.


            За семь месяцев работы выставку посетило около 8 млн. человек. Если предыдущая выставка  1855 г. принесла убыток в 20 млн. франков, то   организаторы нынешнего смотра получили чистого дохода  более 4 млн. франков.


            Успех выставки укрепил престиж Франции и еще более утвердил  идею о  целесообразности организации всемирных выставок Их смысл, как писала пресса, в том, что коммерсанты и производители,  конкурирующие между собой, могут регулярно знакомиться с мировыми  техническими стандартами в этих временных технологических музеях и  иметь информацию о новых тенденциях развития. Давая оценку Всемирной выставки в своем выступлении на вручении  наград, император Франции Наполеон III сказал: "Древние поэты  прославляли торжественные игры, на которых различные греческие народности добивались пальмы первенства. Что они сказали бы теперь,  если бы смогли присутствовать на этих Олимпийских играх всего мира,  где все народы состязаются разумом и бегут наперегонки по бесконечному пути прогресса, стремясь и постоянно приближаясь к идеалу, который все-таки остается недостижимым".


             На Всемирной парижской выставке 1867 г. впервые произошло знакомство иностранцев с самобытной русской архитектурой, изобразительным искусством, предметами сельскохозяйственного, кустарного и промышленного производства, что значительно способствовало укреплению престижа России и ускорило ее вовлечение в мировую капиталистическую систему. Участие России в этом смотре помогало и самим русским по достоинству оценить многие стороны своего национального достояния.


 


Фразы крупно:


 


«Цивилизованная Франция удивилась, что у варваров есть стиль, да при том еще оригинальный, и множество публики постоянно толчется перед русскими избами, которые в парке русского отдела». В.Шварц


 


"Древние поэты  прославляли торжественные игры, на которых различные греческие народности добивались пальмы первенства. Что они сказали бы теперь,  если бы смогли присутствовать на этих Олимпийских играх всего мира,  где все народы состязаются разумом и бегут наперегонки по бесконечному пути прогресса, стремясь и постоянно приближаясь к идеалу, который все-таки остается недостижимым". Император Наполеон III


 


Юрий Никитин, профессор ПГУПСа


 


 




  • Tweet This
№ 73 Ноябрь-Декабрь 2017
Опрос
Как скажется вступление России в ВТО на выставочной отрасли?